15 C
Киев
Пятница, 17 сентября, 2021

Будет ли Украина поставлять нам «зеленый» водород в ближайшем будущем? — Spiegel

Решение о реализации «Северного потока-2» принято. Теперь Украина с помощью Германии должна стать экспортером «зеленой» энергии. Эксперт Андреас Кульманн (Andreas Kuhlmann) в интервью журналу Spiegel объясняет, почему этот проект должен обязательно состояться.

Автор: Мария Маркварт для Spiegel

Более миллиарда евро в год зарабатывает Украина на транзите российского газа в Европу по своей территории. Но в будущем газ в Германию будет доставляться из России напрямую по проложенному в Балтийском море трубопроводу «Северный поток-2». Украина теряет на этом не только источник дохода, она опасается и геополитических осложнений, ведь тогда Москва сможет не учитывать транзит газа в своих раскладах.

Недавно Германия обязалась вложить около 150 млн евро в фонд, который будет заниматься развитием «зеленой» энергетики в Украине. Эти деньги – уступка президенту США Джо Байдену, высказывающему недовольство тем, что «Северный поток-2» усилит влияние России.

Для Украины же они будут желанной подмогой: она так или иначе хочет пробиться в число крупных производителей возобновляемой энергии, чтобы получить новые источники дохода и стать более независимой от путинского газа.

В последнее время, однако, бум экологически чистой электроэнергии в Украине пошел на спад. Производителям «зеленой» энергии задолжали — государство хоть и покупало у них ветровую и солнечную электроэнергию (по «зеленому» повышенному тарифу – ред.), но не всегда рассчитывалось вовремя. Также свою роль сыграла частая смена министров энергетики.

Государственное Немецкое энергетическое агентство (Dena) консультировало Федеральное правительство в рамках немецко-украинского энергетического партнерства. Директор агентства Андреас Кульманн рассказывает, почему инвесторы должны сейчас действовать в Украине с осторожностью, и почему он все же считает принципиально правильной финансовую инъекцию со стороны Германии.

SPIEGEL: Германия пообещала Украине свою помощь в развитии сектора «зеленой» энергетики. На какие проекты пойдут деньги?

Кульманн: Украина имеет необъятный потенциал в области возобновляемых видов энергии. На юге страны много ветра и солнца, огромные территории. Это касается и биоэнергетики. Также многообещающе выглядят перспективы водорода.

— И сколько для этого нужно денег?

Если посмотреть на предыдущие годы можно увидеть, какими суммами и чего можно достичь: в период с 2014 по 2020 годы мощности выработки возобновляемой энергии в Украине выросли с одного до 8,5 ГВт, то есть более чем в восемь раз. Это потребовало инвестиций объемом 8 млрд евро. Потом, однако, развитие замедлилось.

— Мы слышали критику по поводу несерьезного планирования и сообщения о том, что государство задолжало производителям «зеленой электроэнергии» огромные суммы. В чем проблема Украины?

Прежде всего в политической обстановке. Руководство Министерства энергетики сменилось уже несколько раз. Есть открытые вопросы по поводу закона о налогообложении производства возобновляемой электроэнергии. Какой из этого можно сделать вывод? Одними деньгами проблему не решить. Если мы вступаем в партнерство с такими странами как Украина, мы обязаны уделять большое внимание также регуляторным вопросам, рыночным механизмам, интеграции возобновляемой энергии и предоставлению консультативной помощи.

— Федеральное министерство экономики поручило Немецкому энергетическому агентству (Dena) форсировать сотрудничество с Украиной по энергетическим вопросам. Как не допустить, чтобы деньги немецких налогоплательщиков были потрачены на сомнительные проекты?

В рамках энергетического партнерства между Германией и Украиной, естественно, много говорится также о правовой безопасности и гарантиях для инвесторов. Чего мы точно не можем себе позволить, так это существующую ситуацию — открытые вопросы, неоплаченные счета. Это подрывает доверие и по праву подвергается критике со стороны иностранных инвесторов, да и в самой Украине тоже.

— То есть дело пока за Украиной?

Украина располагает отличной аналитической информацией о том, что нужно сделать в сфере энергетики. Реализация же оставляет желать лучшего. Многие инвесторы интересуются перспективной темой «зеленого» водорода. Есть уже и пилотные проекты, в которых они могут непосредственно участвовать. Но тема водорода заработает только в том случае, если будет целенаправленно и организованно развиваться установка возобновляемых мощностей.

— Почему?

Мы в ЕС и Германии хотим покупать водород с нулевым углеродным следом, а не произведенный при помощи ископаемых энергоносителей. У меня есть надежда, что после согласования «Северного потока-2» Украина снова обратит большее внимание на вопросы снижения негативного влияния человека на климат и развитие возобновляемых видов энергии. В последнее время эта тема как-то ушла из актуальных.

— Вы, видимо, имеете в виду тот факт, что Украина в 2020 году увеличила добычу газа и инвестировала в угольные электростанции. Как так получилось?

Украина очень сильно заинтересована в большей независимости от России в энергетической сфере. Это можно понять.

— Но разве рост «зеленой» энергетики не был бы альтернативным шансом?

Да. Украине нужна намного более гибкая система энергетики с большим уклоном в сторону возобновляемых видов энергии.

— Почему Украина видит такой большой потенциал в «зеленом» водороде?

Из-за своего расположения рядом с ЕС и Германией, где требуются большие ресурсы, и, конечно же, благодаря своему огромному потенциалу в контексте генерации возобновляемой энергии. Кроме того, в Украине имеется готовая инфраструктура, об использовании которой стоило бы задуматься.

— Вы имеете в виду газопроводы?

Конечно. Невозможно ведь взять и уже завтра запустить по ним «зеленый» водород вместо газа. Но можно заняться переоборудованием этих трубопроводов в среднесрочной перспективе, а пока подмешивать определенную долю водорода в газ.

— Украина поставила перед собой амбициозные цели в области возобновляемой энергии. Запланировано, что до 2035 она должна покрыть около 25% всей потребности в энергии. Это реалистично?

Рамочные условия в принципе неплохие. В Украине есть парламентское межфракционное объединение «Чистая энергия — здоровая окружающая среда» и множество субъектов, которые хотят сдвинуть дело с мертвой точки. Многие страны ЕС также хотят поддержать Украину. Но сейчас быстрому развитию препятствует неопределенность в регуляторной сфере.

— Тем не менее, готовы ли Вы рекомендовать Украину частным инвесторам в области возобновляемых источников энергии?

Обрисованные нами проблемы, конечно же, требуют решения. Но Украина определенно представляет собой интересное место для инвестиций. Здесь очень заинтересованное население, высокий уровень образования, она находится рядом с ЕС и имеет колоссальный потенциал. Если нам, при всем нашем участии, не удастся реализовать концепцию энергетического перехода и снижения негативного влияния человека на климат в такой стране как Украина, то тогда это не получится и в глобальном масштабе.

— То есть судьба энергетического перехода в Германии зависит и от Украины?

Я уверен, что без водорода мы не достигнем до 2045 года поставленных климатических целей. Нам будет нужно много водорода, и значительная доля будет поступать не из Германии и не из ЕС. Мы не можем обойтись без импорта из других стран. И Украина была бы хорошим партнером.

— Может ли компромисс по «Северному потоку-2» в конце концов стать для Украины даже выигрышным вариантом?

Многие в Украине сейчас разочарованы компромиссом по «Северному потоку-2». Но, возможно, это приведет к тому, что возобновляемым видам энергии будет снова уделяться особое внимание. Если в конце концов это вызовет положительную переоценку приоритетов в Украине, я буду рад. Но само по себе это не произойдет. В данном случае ответственность за помощь лежит на нас.

Related Articles

Последние материалы