21.2 C
Киев
Пятница, 25 июня, 2021
spot_img

Европа прощается с углем. Украина — вдогонку

Отказ от угля – один из ключевых элементов энергетической политики Евросоюза в рамках Green Deal. Так, в Германии, исторически считавшейся оплотом угольной промышленности Европы, уже закрыты все угольные шахты, а от угольной электрогенерации немцы планируют отказаться к 2035 году. Между тем в Украине готовы почерпнуть немецкий опыт.

«Украина заинтересована в обмене опытом с немецкими партнерами в сфере реструктуризации угольных регионов, их восстановления и преобразования в энергоэффективные населенные пункты», — заявил премьер-министр Денис Шмыгаль по итогам его встречи с президентом ландтага Федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия Андре Купером. Именно там в 2018 году официально закрыли шахту Prosper-Haniel — последнее место по добыче каменного угля в Германии.

Немецкие коллеги в свою очередь всеми руками за сотрудничество, в том числе в рамках энергетического партнерства с Украиной, и готовы делиться опытом. На этом, в частности, сделала акцент и канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая на Немецко-украинском экономическом форуме. «Наш опыт отказа от угля и трансформации угольных регионов может быть полезен для Украины», — отметила Меркель.  

Из-за значительной зависимости энергетики от угля украинский бизнес рискует терять часть выручки от экспорта в ЕС, поскольку в результате внедрения механизма углеродной корректировки импорта (CBAM) карбоноемкость может рассчитываться как прямо, так и косвенно, т.е. в зависимости от объёма потребленной «грязной» электроэнергии. Это, пожалуй, один из основных стимулов снижать долю угля в энергобалансе страны.

Уголь – не по-европейски

В ЕС уголь уже давно имеет репутацию «чумного» энергоресурса – наиболее неэкологичного – и меры по декарбонизации направлены во многом на закрытие угольных шахт и электростанций. Ведущие экономики Западной Европы одна за другой принимают решения о прекращении использования угля в энергетике. Великобритания – пионер индустриализации – планирует в 2022 году закрыть сразу 7 угольных электростанций, последняя прекратит работу в 2025-м. В том же году от угля откажется Италия.

Франция обещала ускорить намеченное на 2023 год закрытие и без того не имеющих для нее большого значения угольных электростанций и осуществить его уже в 2021 году. Швеция намерена обходиться без угля с 2022 года, Австрия – самое позднее с 2025-го, Финляндия – с 2029-го. Нидерланды самое позднее к 2030 году прекратят сжигать уголь для производства электроэнергии.

В целом доля угля в производстве электроэнергии ЕС в среднем не превышает 15%, тогда как сокращение его использования компенсируется развитием возобновляемых источников энергии – на них приходится уже около 40% в структуре электропотребления ЕС.   

Уголь и экономика Германии до недавнего времени были неразрывно связаны. Эпоха добычи угля началась в Германии более 900 лет назад. В 19 веке уголь и сталь Рурской области обеспечили промышленную и военную мощь Германской империи, а после Второй мировой войны угледобыча способствовала скорому возрождению западной части страны.   

Тем не менее власти Германии в конце 1950-х гг. пошли на отказ от угольной промышленности из-за давления, которое на них оказывали экологи, утверждавшие об угрозе окружающей среде от использования угля. Если в 1950 году Германия ежегодно добывала 150 млн тонн угля в год, то в 2018 году этот показатель составил 2,6 млн тонн с последующим прекращением добычи каменного угля, когда в Рурской области закрылась последняя угольная шахта. При этом низкосортный бурый уголь в Германии пока добывают: в трех федеральных землях на востоке страны и в одной – на западе. Однако объёмы незначительны и стремительно уменьшаются: в 2019 году добыто менее 145 тыс тонн, на 21% меньше предыдущего года.

21 декабря 2018 года: немецкие шахтеры прощаются с последним добытым в Германии каменным углем. Источник: Reuters

Германии потребовалось порядка 60 лет, чтобы отказаться от добычи каменного угля, но даже наряду с этим еще 15-18 лет необходимо для сведения к нулю доли электроэнергии, производимой на угольных электростанциях. По данным Федерального министерства экономики и энергетики Германии, в 2020 году около 11% электроэнергии было произведено за счет угля, импортируемого в основном из России, Канады и США. 

Миллиардные компенсации         

Германия известна комплексным подходом к реструктуризации угольного сектора с привлечением всех заинтересованных сторон. Решения принимаются в переговорах с центральными и местных органами власти, бизнесом, общественностью. Учитываются интересы разных сторон. Однако в ближайшем десятилетии не разговоры послужат двигателем прогресса в отказе от угля, а огромные финансовые стимулы.

В августе прошлого года немецкий парламент принял закон об отказе от использования бурого и каменного угля до 2038 года. Согласно нему, использование угля для производства энергии может полностью прекратиться уже в 2035 году. На поддержку регионов, экономика которых пострадает из-за отказа от угля, будет выделено в общей сложности 40 млрд евро. Кроме того, владельцы электростанций, которые работают на буром угле и прекратят работу до 2030 года, получат компенсацию на общую сумму 4,35 млрд евро. Владельцы станций, работающих на каменном угле, тоже получат компенсации, но их сумма будет зависеть от тендера.

Незамысловато, но надежно.

На что, спрашивается, могут пойти такие деньги? «С помощью новой программы по возобновляемому теплу и программы преобразования высокоэффективных электростанций мы создаем новые стимулы для перехода с угля на экологически чистые возобновляемые технологии», — сказано в совместном заявлении коалиционных партий.

Выделенные правительством средства должны помочь регионам стать новыми технологичными центрами. Долю возобновляемых источников энергии в электроэнергетике Германии планируется к 2030 г. довести до 65%. Для этого будут создавать новые предприятия и внедрять высокотехнологичное производство, в то время как шахтеров, по сути, переквалифицируют для работы с ВИЭ.

На угольных ногах

В Украине на уголь приходится более трети от общего электропотребления страны. В 2020 году, по данным Государственной службы статистики, украинские ТЭС и ТЭЦ израсходовали 39,3 млн тонн каменного угля. С учетом остатков можно заключить, что спрос на уголь в Украине в 2020 году составил около 40 млн тонн. Согласно статистике Государственной таможенной службы, из них почти 17 млн тонн – импортировано. А именно: из России, чья доля в импорте равна 61,71%, США – 28,41%, Казахстана – 7,46% и других стран – 2,42%.

Несмотря на сильную зависимость Украины от импорта угля, главные проблемы – внутри страны. По данным энергетического холдинга ДТЭК, сегодня в Украине около 70 моногородов, которые зависят от индустрии тепловой генерации. Это 1,3 млн человек. Отсюда необходимость в трансформации экономики таких моногородов.

Доброполье (Донецкая область) стал первым из угольных регионов, который уже начал идти по пути экономической диверсификации. В конце 2020 года ДТЭК Энерго в партнерстве с органами местной власти, украинскими и международными общественными организациями разработали дорожную карту устойчивого развития региона с учетом постепенного отказа от угля в условиях «зеленого перехода». Программа рассчитана на три года и предусматривает более 40 проектов по созданию рабочих мест в разных секторах экономики: от строительства до сферы услуг. «Трансформация происходит, прежде всего, на местном уровне — где понимают специфику природных ресурсов, структуру экономики, чтобы определить возможности создания новых рабочих мест. Достаточно сложная задача встроить новые виды бизнеса в регионе, где более 100 лет добывался уголь», — заявила Алина Зуйковская, руководитель проектной группы по трансформации угольных регионов в ДТЭК Энерго.

Впрочем, по мнению Имы Хреновой-Шимкиной, заместителя руководителя проекта GIZ «Реформы в сфере энергоэффективности в Украине», при трансформации регионов нужно сфокусироваться, прежде всего, на переквалификации шахтеров и в целом людей, занятых в индустрии тепловой генерации.

«Во-первых, в Украине создан Фонд энергоэффективности, который выделяет деньги объединениям совладельцев многоквартирных домов (ОСМД), — отмечает Хренова-Шимкина. — Если в домах создавать эти ОСМД и привлекать средства, то можно переквалифицировать рабочих угледобывающих предприятий таким образом, чтобы они производили утепление и занимались энергоэффективностью своих собственных домов».

Во-вторых, говорит она, в угольных регионах нужно развивать возобновляемую энергетику наряду с вовлечением местного населения. «В Германии, например, трансформация угольных регионов предполагает строительство ВИЭ, которые создают новые рабочие места и производят «зеленую» энергию. Двух зайцев сразу», — говорит эксперт.

В-третьих, она обращает внимание на развитие новых видов бизнеса в моногородах, а также туристических кластеров и индустриальных парков, как это происходило и происходит в Германии.

Отдаленное будущее?

Кабмин планирует при поддержке Германии начать минимум два пилотных проекта по трансформации угольных регионов в 2021 году. По словам премьер-министра Дениса Шмыгаля, уже подготовлены две шахты в Донецкой и Львовской областях для реализации совместных пилотных проектов. Они должны продемонстрировать результаты трансформации, чтобы можно было распространить их опыт на другие угольные регионы.

Вместе с тем в февральском интервью агентству «Укринформ» Шмыгаль отметил, что реализация стратегии трансформации угольных регионов Украины при оптимистическом сценарии может завершиться к 2040 году, при пессимистическом — к 2070 году. Цену трансформации пока, правда, никто не называет…

Related Articles

- Advertisement -spot_img

Последние материалы