15 C
Киев
Пятница, 17 сентября, 2021

Парижское «устремление»

Достаточно ли амбициозные цели ставит перед собой Украина в рамках Парижского соглашения? А может слишком уж амбициозные? А как их согласовывать с Green Deal? Эти вопросы стали возникать после публикации Минэкологии проекта Второго национально определяемого взноса в Парижское соглашение (НОВ2). Как сообщалось, летом Кабмин может его утвердить.

Согласно проекту НОВ2, наша страна обязуется сократить выбросы углерода на 65% к 2030 году в сравнении с 1990 годом. Таким образом, Украина представляет более амбициозный план сокращения выбросов на национальном уровне (первоначальный взнос составлял 40%). Однако не всех он удовлетворил…

Необходимая амбициозность?

Представители украинских бизнес-ассоциаций в лице Украинской ассоциации бизнеса и торговли (UBTA) и Центра экономического восстановления направили письмо премьер-министру Украины Денису Шмыгалю с просьбой не утверждать проект НОВ2. «Вместо этого мы предлагаем более детально просчитать показатели НОВ2 на отраслевых уровнях с привлечением представителей соответствующих министерств, экспертов, отраслевых объединений и бизнес-ассоциаций», – говорится в письме.

Главные замечания: отсутствие анализа влияния НОВ2 на отрасли экономики, занижение прогнозируемого роста ВВП, перекладывание инвестиционных потребностей на бизнес (а это, согласно проекту, 102 млрд евро), неясность происхождения показателя 65%.

По словам председателя правления UBTA Дмитрия Лося, чтобы браться за более амбициозную цель, нужны инвестиционные ресурсы, четкая стратегия и понятный план действий по ее реализации. «Мало того, у нас уже был прецедент с невыполнением амбициозного Национального плана сокращения выбросов, который принял Кабмин в 2017 году, и это отобразилось на доверии к Украине со стороны наших европейских партнеров, – говорит Лось порталу Green Deal. – Поэтому, – продолжает он, – потенциальное невыполнение взятых на себя более амбициозных климатических обязательств может создать еще большую репутационную угрозу для страны». Он добавляет, что чем больше обязательств Украина возьмет по НОВ2, тем уже будет поле для маневра в переговорах с европейцами по СВАМ. Кроме того, по словам Лося, бизнесу будет «не по силам» самостоятельно привлекать заявленные инвестиции без государственной поддержки и международного содействия.

Впрочем, замминистра защиты окружающей среды и природных ресурсов Ирина Ставчук готова заочно возразить. «Самый большой риск состоит не в том, что Украина поставит перед собой слишком амбициозную климатическую цель, а в том, что мы проиграем международную конкуренцию, не сделав это вовремя, – рассказывает она в комментарии порталу Green Deal. – Потом нам станет трудно продавать продукцию с высоким углеродным следом, в том числе из-за CBAM, и наша репутация будет зависеть не от обязательств, а от динамики экологической модернизации предприятий внутри страны».

Согласно замминистра, в НОВ2 заложены меры, которые и так необходимо реализовывать: усиление энергоэффективности во всех секторах, модернизация промышленности и энергетики, утепление зданий, внедрение ресурсосберегающих технологий в сельском хозяйстве.

По ее словам, для экомодернизации бизнесу и власти, безусловно, нужно привлекать финансирование, и делать это – сообща. «102 млрд – наша оценка общих инвестиционных потребностей, а не перекладывание ответственности», — отметила Ставчук. 

65% – компромисс

Тем временем дискуссия вокруг проекта НОВ2 громче, чем реальные показатели выбросов и их динамика. К примеру, какой показатель выбросов был у Украины в 1990 году? Есть ли конкретный ответ на этот вопрос для понимания точки отсчета? По словам главы Государственной экологической инспекции Украины Андрея Малеванного, – 783 млн тонн CO2, тогда как, согласно данным, приведенным в распоряжении Кабмина об одобрении изначального национально определяемого взноса Украины, выбросы в 1990 году составили 944,4 млн тонн.

В итоге больше вопросов, чем ответов… Вероятно, из-за разной методики учета выбросов.

Минэкологии при подготовке проекта НОВ2 ориентировалось на данные из проекта Национального кадастра антропогенных выбросов за 1990-2019 годы, разработанные в соответствии с требованиями Секретариата Рамочной конвенции ООН по изменению климата. Показатель сокращения выбросов на 65% к 2030 году – до 35% от уровня 1990 года – был получен исходя из расчета, что в 1990 году выбросы Украины с учетом землепользования и лесоводства составили 884 млн тонн. При этом в 2019 году, согласно кадастру, выбросы CO2 составили 332 млн тонн – 37,6% от уровня 1990 года.

Ставчук подчеркивает, что показатель 65% был рассчитан в результате моделирования динамики снижения выбросов на уровне всей экономики и проведения соответствующих консультаций с учетом уже принятых национальных стратегий. «Мы провели огромное количество консультаций с профильными министерствами и ассоциациями (металлургами, цементниками и т.д.), чтобы эту цифру уточнить, – говорит замминистра. – В результате моделирования во всех секторах экономики мы заключили, что Украина может сократить выбросы даже на 70%, но по итогам обсуждений вышли на цифру 65%».

Помимо этого, по словам Ставчук, сейчас проводятся дополнительные консультации в агросекторе, потому как на этапе подготовки проекта НОВ2 обсуждение в сфере сельского хозяйства происходило не напрямую, а через Минэкономики.

«Париж» в приоритете

Украина заявила о намерении следовать целям не только Парижского соглашения, но Европейского «зеленого» курса. Как объединить эти два приоритета для развития «зеленой» экономики в Украине и полностью ли они взаимодополняемы? Такой вопрос задала глава аналитического центра DiXi Group Елена Павленко вице-премьеру Ольге Стефанишиной во время онлайн-конференции 9 апреля. Стефанишина в ответ, мол, Украина задекларировала цель синхронизации с Green Deal, при этом «в первую очередь, выполняя климатические обязательства в рамках Парижского соглашения».

Выходит, Green Deal – следствие «парижских» устремлений Украины.

Вместе с тем по форме это совершенно разные обязательства. В Парижском соглашении не прописан механизм строгого контроля за его соблюдением и меры принуждения по его исполнению: документ лишь дает комиссии международных экспертов право проверять информацию, предоставляемую странами об их достижениях по сокращению выбросов СО2. В то же время, как сообщалось, Green Deal будет представлять из себя порядка 50 пересмотренных законов, которые примут на уровне Евросоюза, и Украине, чтобы «синхронизироваться», вероятно, придется адаптировать законодательную базу.

Ну что ж, теперь, как говорится, главное – не перепутать.

Related Articles

Последние материалы