0.1 C
Киев
Среда, 8 декабря, 2021

Пора платить углеродный налог – Financial Times

Автор: Тим Харфорд для Financial Times

Недавно мне написал друг, у которого возникла этическая дилемма. Ему хотелось повидаться с семьей, но для этого ему нужно было купить билет на дальний рейс, и он переживал, что перелет оставит огромный углеродный след. Можно ли оправдать такое путешествие? Я предложил другу рассчитать объем следа (целая тонна СО2, как оказалось), а затем представить гипотетический углеродный налог. Захочет ли он отправиться в это путешествие, если бы пришлось уплачивать налог? Если нет, значит, оно того не стоит.

Возникает вопрос: а каким вообще должен быть такой налог? При налоговой ставке 5 британских фунтов за тонну СО2 (а многие глобальные выбросы углерода облагаются по гораздо меньшей ставке) дополнительный налог на обратный рейс с выбросом целой тонны углерода будет копеечным. Если поднять ставку до 50 фунтов, это уже ударит по карману куда ощутимее, но все равно не так критично, чтобы не полететь.

Системы торговли квотами на выбросы в Великобритании и ЕС в мае 2021 года пор предусматривали цену квот на уровне 50 фунтов за тонну СО2 в Великобритании, EUR50 за тонну – в ЕС. В Великобритании цена уже возрастала до 76 фунтов, опустившись затем до 54 фунтов. Нынешняя цена квот на выбросы в ЕС составляет около EUR60 за тонну. Демократическая партия США уже раздумывает над собственным углеродным налогом.

Если же поднять углеродный налог до весомых и очень экологичных 500 фунтов за тонну СО2, вероятно, мой друг решился бы на путешествие только в том случае, если бы соскучился по семье так, как никто и никогда в мире.

Я, конечно, понимаю, что проверять этичность своих «экологических» решений гипотетическим налогом – довольно утопическая схема. Однако именно так мы сможем понять, для чего нам нужен углеродный налог. Это не просто мотивация для смены модели поведения. Это источник информации о том, какое именно поведение нам нужно срочно менять. И именно такой информации нам сейчас не хватает больше всего.

Схемы глобальных цепочек поставок выглядят устрашающе сложными. Поставки продукции сопровождаются углеродным следом, о размерах которого можно только гадать. В целом картина достаточно ясна: авиаперелеты – это плохо, велосипеды экологичнее автомобилей, а двойные стеклопакеты (для энергоэффективности) – хорошая идея. Но стоит ли покупать британские помидоры, возможно, выращенные в обогреваемой теплице, или же лучше выбрать испанские, выращенные в естественных условиях, но с углеродным следом от дальней перевозки? Даже для внимательных людей это очень сложные вопросы.

Лет десять назад Майк Бернерс-Ли издал книгу «Чем вредны бананы?» (How Bad Are Bananas?), в которой объяснял углеродный след различных вещей из нашей повседневной жизни. (С бананами, кстати, все в порядке.) По названию книги уже ясно, что ожидать от потребителей добровольной смены модели поведения ради остановки климатических изменений – безнадежное дело. Как сильно на климат влияет красное вино? А смартфон? Мы ежедневно принимаем миллиарды решений – что покупать, как путешествовать и где устанавливать термостат. Что же нам теперь все это делать по книжке Бернерса-Ли?

И вот в чем гениальность углеродного налога: если он появится, делать все по книжке не придется.

Цена товаров привязана к стоимости ресурсов, необходимых для их производства и доставки. Если какой-то продукт требует огромных земельных участков, тонн сырья, мегаватт-часов электроэнергии и недель работы профессионалов, вряд ли он будет стоить дешево. Связь между ценой и затратами неоднозначна, но реальна.

Тем не менее выбросы углекислого газа пока вообще не отображены в цене. Углеродный налог это изменит, и для всех нас влияние на климат превратится во вполне реальную денежную сумму. Налог пошлет сигнал по всем цепочкам поставок и заставит выбирать альтернативы с меньшим углеродным следом. Среднестатистическому покупателю может показаться, что футболка с углеродным налогом стоит слишком дорого, но тем временем фабрика, на которой ее сшили, начнет экономить на потреблении электроэнергии, а поставщик электроэнергии перейдет на солнечные батареи. Каждое звено цепи станет «зеленее». Благодаря такой мелочи, как углеродный налог, можно добиться серьезных изменений. По расчетам Международного валютного фонда необходимо ввести ставку $75 за тонну СО2, но даже при ставке в 100 фунтов за тонну (почти вдвое больше) ежедневные траты будут меньше, чем кажется большинству людей.

В Великобритании на одного человека в год приходится чуть меньше 6 тонн выбросов СО2. Еще 2-3 тонны приходятся на углеродный след импортных товаров. Налог со ставкой 100 фунтов за тонну для покрытия этих выбросов поднимет стоимость жизни всего лишь на 2 фунта в день, но при этом будет соответствовать более 5% доходов казны от налоговых поступлений. Это не мелочи – правительство даже могло бы ежемесячно выплачивать всем кругленькую сумму в качестве компенсации. Налог будет распределяться неравномерно: те, кто больше тратят, больше летают, ездят или обогревают огромные дома со сквозняками, будут платить больше. На цене бананов это вряд ли скажется настолько, чтобы вы это заметили.

Незаметность изменений также неплохо иллюстрирует пример с кофе. По данным, собранным Университетским колледжем Лондона, углеродный след килограмма кофейных зерен, доставленного в Великобританию, составляет около 15 кг СО2. При более экологичном производстве и доставке этот след можно снизить до 3,5 кг. При налоговой ставке 100 фунтов за тонну СО2 налог на 1 кг кофе составит от 1,50 фунта до 35 пенсов (1 фунт = 100 пенсов). Из одного килограмма зерен можно сварить множество чашек кофе, так что кофеманы и не заметят наценки. Однако можете быть уверены, что в «закулисье» производители и поставщики будут выбирать те варианты, при которых налог снизится до 35 пенсов.

Мои коллеги Джиллиан Тетт и Саймон Купер не первый день пишут о рисках «гринфляции» и страданиях потребителей, потенциально вызванных высоким углеродным налогом. В чем-то они правы: непродуманный налог может причинить немалый политический ущерб.

Но переживать можно до бесконечности. Налог, безусловно, кажется огромным шагом к декарбонизации глобальной экономики, но его куда проще понять, если разбить на миллиард крошечных шажков. Углеродный налог ненавязчиво подталкивает нас к более экологичным решениям буквально во всем – от экономного шоппинга до эффективной логистики и использованию возобновляемых источников энергии. И неважно, чувствуем ли мы себя виноватыми в ущербе, которое наносим климату, или же пребываем в блаженном неведении. Именно этот налог нужно поставить во главе угла нашей борьбы с изменением климата.

Related Articles

Последние материалы