14.7 C
Киев
Пятница, 17 сентября, 2021

В мире началась гонка за улавливание СО2

В 140 км от Мидлсбро на дне Северного моря есть залежи песчаника. Когда-то на них безуспешно вели нефтяные разработки, но вскоре этот участок станет важнейшим оружием в борьбе Великобритании за сокращение выбросов диоксида углерода.

Автор: Натали Томас для Financial Times

Водоносная зона площадью 25х15 км стала главной частью проекта стоимостью 12 млрд фунтов по созданию обширного углеродного хранилища, которое позволит закачивать по 20 млн тонн парниковых газов в год до конца десятилетия, очищая таким образом атмосферу.

Крупные промышленные компании и инвесторы из кожи вон лезут, чтобы добиться финансирования для аналогичных британских проектов… Еще с прошлого года, когда премьер-министр Борис Джонсон объявил о «глобальной необходимости» внедрения технологий улавливания, утилизации и хранения углерода (CCUS), дабы сократить выбросы в наиболее сложных для декарбонизации секторах.

Аналогичные проекты на территории Британии пытались запустить и до Джонсона, но их пришлось свернуть. Компании изучают возможности улавливания углерода еще с середины 2000-х, однако правительство оказалось не готово к подобным затратам, и в 2015 году финансирование проектов прервали.

Оппоненты утверждают, что технологии CCUS являются всего лишь дорогостоящим отвлекающим маневром и на самом деле поощряют дальнейшее использование минерального топлива (за счет приобретения «углеродных зачетов»ред.), способствуя таким образом возникновению вредоносных выбросов. Другие страны тоже столкнулись с проблемами технологий и финансирования подобных проектов, поскольку стоимость возобновляемой энергии продолжает снижаться.

Экоактивисты также считают, что правительству куда удобнее сотрудничать с уже состоявшимися промышленными группами из нефтегазового сектора и по возможности игнорировать альтернативные технологии и стартапы, которые могли бы ускорить переход Британии на чистые источники энергии.

Впрочем, британские министерства обязались к октябрю выбрать не менее двух из пяти многомиллиардных проектов по улавливанию углерода и наладить их работу к середине 2020-х годов. 30 июля представитель Британского департамента по делам предпринимательства заявил, что все пять предложений прошли проверку по основным критериям, что подтверждает высокий уровень конкуренции в данной сфере.

Премьер-министр рассчитывает, что к концу десятилетия в стране должно работать четыре «кластера» с объемом улавливания углерода 10 млн тонн в год, хотя разработчики утверждают, что такие амбициозные показатели по силам лишь одному-двум проектам.

Эти проекты также направлены на увеличение рабочих мест и стимулирование инвестиций в производство водородного топлива с низким содержанием углерода. Министры вскоре должны представить стратегию для газовой отрасли – еще один инструмент для сокращения выбросов в секторах производства стали и отопления жилых зданий. В одной из технологий производства водородного топлива с низким содержанием углерода используется природный газ, а побочный продукт этого производства — СО2 — оказывается в подземных хранилищах.

Многие компании, включая BP, Eni, National Grid и Total, поддерживают проект East Coast Cluster, реализуемый в Мидлсбро. В рамках проекта углеродные выбросы промышленности, электростанций и водородных установок в Тиссайде и Хамберсайде будут транспортироваться по трубопроводу в водоносную зону Endurance в Северном море.

В июле ExxonMobil, Royal Dutch Shell и еще одна компания, сотрудничающая с Суверенным инвестиционным фондом Кувейта и фондом JPMorgan Infrastructure Investments Fund, подписали предварительные соглашения с Acorn (шотландский проект по улавливанию и хранению CO2 из газовых терминалов в Сен-Фергусе). Vitol и американская энергетическая группа Phillips 66 недавно заключили партнерство с Harbour Energy, крупнейшим британским производителем нефти и газа. Их соглашение касается захоронения углерода на бывшем газовом месторождении в южной части Северного моря.

На северо-западе Англии и в южном Уэльсе тоже готовят два кластера для производства водородного топлива, хотя во втором задействованы технологии отправки СО2 в удаленные хранилища.

Однако разработчики переживают о том, что Британии следовало бы ускориться, ведь другие страны, в частности Норвегия, также реализуют масштабные проекты по улавливанию, утилизации и хранению углерода, несмотря на сомнения среди представителей сектора. Они бы предпочли, чтобы британцы воспользовались менее масштабной технологией, которая уже работает в других странах (в тех же США), но эта технология заключается в разработке труднодоступных нефтяных месторождений, а не решает проблему с изменениями климата.

Британия также рассматривает хранение углерода из Европы как возможность для торговли.

«В Британии и Норвегии находятся 90% всех установленных геологических хранилищ [углерода] в Европе, – заявил Ник Купер, руководитель компании Storegga, сотрудничающей с Университетом Маккуори, который разработал проект Acorn для Шотландии. – И хотя я не сомневаюсь, что со временем в Европе возникнут и другие хранилища, на фоне хранилища в Северном море они будут выглядеть карликами».

«В мире активно развивается движение в поддержку улавливания, утилизации и хранение углерода… И если мы сможем первыми добиться существенных результатов, если сумеем разработать и наладить цепочки поставок, это очень хорошая возможность, – поясняет Оливия Поувис, глава британского представительства Ассоциации по улавливанию и утилизации углерода. – Если же мы не воспользуемся этой возможностью, место займут другие». Впрочем, препятствий в этой сфере пока хватает, и проблема финансирования играет здесь не последнюю роль. Разработчики проектов настаивают на привлечении основных инвестиций из частного сектора, однако требуются механизмы финансирования, которые помогут мотивировать компании и инвесторов вложиться в эту отрасль как следует.

В данный момент Британский департамент по делам предпринимательства занимается изучением разных бизнес-моделей, в следующем году ситуация должна проясниться.

Разработчики рассчитывают на модель «регулируемых ключевых активов», обычно используемую для инфраструктуры энергосетей. Такая модель гарантирует инвесторам стабильную прибыль и ее можно применить для трубопроводных сетей и хранилищ углерода.

По мнению сторонников проекта, для некоторых компаний-эмитентов СО2 можно ввести так называемые «маржинальные контракты». Их нередко используют для стимулирования роста в секторе возобновляемой энергетики. Такие контракты гарантируют согласованную цену за единицу выработанного электричества. Расходы за маржинальные контракты покрываются потребительскими счетами за электричество. Кроме того, британское правительство рассматривает внесение в коммунальные счета за газ нового сбора, который покроет субсидии для производителей водородного топлива.

В бюджете уже запланировано финансирование проектов по улавливанию, утилизации и хранению углерода на сумму 1 млрд фунтов. Аналогичную сумму закладывали для предыдущих проектов, но в 2015 году финансирование было отозвано бывшим канцлером казначейства Джорджем Осборном.

Разработчики надеются, что им недолго придется пользоваться субсидиями, поскольку цены на углерод растут. Промышленному сектору и электростанциям гораздо дешевле бороться с выбросами, чем продолжать загрязнять воздух.

«Все эти бизнес-модели рассматриваются как временные в некотором смысле, – заявил Энди Лейн, вице-президент службы по улавливанию и хранению углерода в BP и генеральный директор Northern Endurance Partnership, компании-участницы проекта East Coast Cluster. – Наша цель – декарбонизация без субсидий… Мы обязаны работать в этом направлении, но это хорошая отправная точка. Поэтому нам и нужны бизнес-модели, которые помогут наладить процесс».

Related Articles

Последние материалы