-3.5 C
Киев
Воскресенье, 4 декабря, 2022

Как инвесторы-активисты давят на нефтегазовый сектор – Financial Times

Озабоченные изменениями климата инвесторы-активисты взялись за стратегии энергокомпаний. Как выяснилось, сейчас самое удачное время пойти против желаний традиционных акционеров.

Автор: Том Уилсон для Financial Times, перевод Кирилла Молокова для РБК Pro

На протяжении десятилетий экоактивисты пикетировали офисы нефтегазовых компаний, блокировали нефтеперерабатывающие заводы и срывали их работу. Теперь энергетический сектор сталкивается с новой угрозой – собственными акционерами.

В 2021 году инвесторы-активисты нацелились на крупные нефтяные компании ExxonMobil и Royal Dutch Shell, сырьевого гиганта Glencore и шотландскую энергетическую группу SSE. Другие институциональные и розничные инвесторы также настаивают на серьезных изменениях, отдавая большее предпочтение решениям, которые связаны с улучшением климата.

Цели и стратегии инвесторов нередко отличаются друг от друга. Однако все они мотивируют свою позицию тем, что руководствам компаний не удалось надлежащим образом спланировать переход на более экологичные источники энергии.

Представители американского хедж-фонда Third Point, которые советуют Shell разделиться на несколько отдельных компаний, в октябре заявили, что у британо-голландской корпорации слишком много заинтересованных сторон, которые конкурируют между собой. По их мнению, это привело к непоследовательному, противоречивому набору стратегий, направленных на удовлетворение множества интересов, но не удовлетворяющих ни одного из них.

Американская компания по управлению инвестициями Elliott Management взялась за SSE. Представители инвестфирмы отметили, что у корпорации есть все для получения прибыли от низкоуглеродного будущего, однако SSE продолжает разочаровывать приверженностью старым технологиям.

Руководитель отдела климатических решений в крупнейшей компании по управлению активами Великобритании Legal and General Investment Management Ник Стэнсбери прокомментировал, что появление инвесторов-активистов в энергетическом секторе в момент глобальных потрясений неудивительно.

«Как правило, активисты появляются тогда, когда та или иная сфера долгое время показывает не самые впечатляющие результаты, – говорит Стэнсбери. – Тогда они обнаруживают, что встречный ветер становится попутным, и находят возможность объединиться с другими инвесторами для общей цели. Энергосектор — это та сфера, в которой как плохо распределяется капитал, так и в течение очень долгого времени обеспечивается низкая доходность для акционеров».

Самая успешная кампания активистов в 2021 году была проведена против Exxon крошечным американским хедж-фондом Engine No. 1. Когда в декабре 2020 года представители фонда отправили письмо совету директоров Exxon, Engine владел всего 0,02% компании. Шесть месяцев спустя фонд получил три места в совете директоров и теперь готовит Exxon к будущему без ископаемого топлива.

«По правде говоря, мы считаем себя не активистами, а активными собственниками, – прокомментировал Financial Times основатель Engine Кристофер Джеймс. – Активист обычно стремится внести изменения, чтобы получить краткосрочную прибыль. Активный владелец же заинтересован в том, чего хотят акционеры, инвестирующие на долгий срок».

Несмотря на то что подобные формулировки кажутся довольно мягкими, Джеймс всерьез критикует планы большинства крупных нефтегазовых предприятий. «Эти компании знают об энергетическом переходе, они говорят об этом, у них есть план, однако это не имеет ничего общего со стратегией улучшения стоимости и привлечения инвесторов», – резюмирует он.

Представители нефтегазовой промышленности оспаривают выпады в свою сторону. Крупные европейские корпорации, например, в этом году объявили об энергетических реформах, включая огромные инвестиции в возобновляемые источники энергии, которые, по их словам, сделают их крупными энергопоставщиками на десятилетия вперед. Но многие инвесторы по-прежнему настроены скептически, а оценки фондовых рынков отстают от оценок в других отраслях.

«Со временем необходимость в том, чтобы энергетические компании были более предприимчивыми и быстро реагировали на политические и нормативные изменения, будет только расти, но пока я не видел, чтобы крупные конгломераты делали это эффективно», – сказал один из специализирующихся на энергетическом секторе инвесторов-активистов.

По словам инвестора, особенно тяжело придется крупным энергетическим компаниям, которые планируют вкладывать значительные средства в ветряные турбины, солнечную энергию и электромобили, продолжая при этом эксплуатировать нефтегазовые активы. Им предстоит продемонстрировать невероятную гибкость, чтобы конкурировать с предприятиями, которые четко определились со своей миссией и не пытаются усидеть на двух стульях.

нефтегазовые месторождения
Getty Images

Помимо существующей проблемы энергетического перехода крупные представители индустрии также сталкиваются с инвестиционным сообществом, которое решительно настроено против нефтегазовой промышленности.

Представители корпорации General Electric в ноябре объявили, что скоро предприятие разделится на три компании. Заявление было сделано на следующий день после того, как самая известная промышленная группа Японии Toshiba под давлением инвесторов-активистов заявила, что она также рассматривает перспективы разделения компании на несколько частей.

«Все эти предприятия со 100-летней историей считают, что подобные шаги будут сделаны в интересах акционеров, – высказался аналитик Bernstein Освальд Клинт. – Чтобы двигаться в правильном стратегическом направлении, гораздо практичнее руководить некоторыми из этих компаний по отдельности с помощью преданных своему делу менеджеров».

В отличие от Third Point, Клинт находится на стороне Shell и также считает, что компания способна лучше справиться с энергетическим переходом как интегрированная корпорация. Но в то же время специалист отметил, что руководство еще не предприняло достаточно усилий, чтобы объяснить инвесторам преимущества интеграции. «Акционерам сложно разъяснить суть [интегрированного бизнеса] и перейти к чему-то более простому», — заключил он.

Группа акционеров – защитников окружающей среды Follow This также выступает против предложения Third Point о разделении Shell на традиционную нефтяную компанию, а также новый газовый и низкоуглеродный бизнес. Основатель группы Марк ван Баал назвал эту инициативу «краткосрочным активизмом», который в конечном итоге никак не поможет в борьбе с изменением климата.

Компания Follow This была основана в Нидерландах в 2015 году в качестве платформы, чтобы помочь розничным инвесторам побудить нефтяные и газовые компании отказаться от ископаемого топлива. Однако к многомиллиардным инвесторам-активистам в Лондоне и Нью-Йорке Follow This использует другой подход.

В прошлом году Follow This подала акционерам Shell, BP, Equinor, Chevron и Philips 66 резолюций о том, чтобы обязать каждую компанию установить целевые показатели по сокращению выбросов в соответствии с целями Парижского соглашения по климату 2015 года. Одну из наиболее успешных резолюций, принятых в Shell, в мае 2021 года поддержали 30% акционеров. Затем кампания была распространена еще на четыре предприятия, включая Exxon и ConocoPhilips.

«Если никакие другие инструменты не работают, то в дело вступает голосование», – сказал ван Баал, критикуя инвесторов, которые, по его словам, голосовали вместе с руководством в надежде переубедить их потом.

Подобные шаги предпринимает не только Follow This. Согласно недавнему опросу медиакомпании Thomson Reuters, в 2021 году акционеры предприятий FTSE 350 приняли 16 резолюций, связанных с климатом. Для сравнения: в 2020 году таких резолюций было принято всего пять.

Bloomberg

Однако пока неясно, пойдут ли действия инвесторов-активистов на пользу акционерам. Кампании в Shell, SSE и Glencore находятся в зачаточном состоянии. В Exxon представители Engine все так же входят в совет директоров, но лишь время покажет, смогут ли они изменить крупнейшую нефтяную компанию Америки изнутри.

«На самом деле с точки зрения долгосрочного активного владельца защитники окружающей среды могут как играть на руку, так и мешать, – прокомментировал руководитель направления по управлению активами в Sarasin & Partners Наташа Лэнделл-Миллс. – Все дело в их мотивации».

Стэнсбери также призвал к осторожности, признав при этом, что лучшие активисты имеют способность указывать на простые вещи, которые можно было бы предпринять для улучшения бизнеса. «Если появляется активист, вы как долгосрочный инвестор должны быть уверены, что он просит о вещах, которые будут приносить пользу в долгосрочной перспективе и окажут общее влияние на ESG [экологические, социальные и управленческие] показатели компании», – резюмирует он.

Даже если крупнейшие нефтегазовые компании и другие энергетические группы продолжат оставаться недооцененными по сравнению с другими секторами, активисты никуда не денутся.

«Эти стратегии не останутся незамеченными, – сказал Клинт, добавляя, что конкурент Shell – нефтегазовая компания BP – также переживает не самые лучшие времена. – Нет никаких сомнений, что инвесторы могут применить такие же подходы и к BP».

Related Articles

Последние материалы