8.7 C
Киев
Среда, 18 мая, 2022

Как понимать CBAM

Европейский союз уравнивает правила игры с помощью механизма углеродной корректировки импорта (CBAM) — первого в мире трансграничного тарифа на выбросы углерода. Bloomberg раскрывает сложность вопроса.

Автор: Ева Крюковска для Bloomberg Green 

The European Green Deal — комплексная политика, направленная на преобразование экономики ЕС с целью нейтрализации выбросов углерода к 2050 году. Это, возможно, самый амбициозный план, когда-либо выдвигавшийся для решения проблемы глобального изменения климата. Но быть первым обходится дорого…

Хотя бы потому, что на начальном этапе товары, производимые в ЕС, будут стоить дороже, чем те, на которые не распространяются правила сокращения выбросов. В итоге это сделает местные предприятия менее конкурентоспособными по сравнению со своими глобальными конкурентами. Чтобы удержать компании от бегства из ЕС, европейские бюрократы разрабатывают нормы штрафования за импорт углеродоемких товаров. На сегодняшний день обнародовано немного деталей (хотя даже они породили огромный ажиотаж), но в целом основная идея плана выглядит следующим образом

1. Как «обвес с подначкой»

Когда председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен впервые высказала эту идею в июле 2019 года, она описала ее как пограничный налог на выбросы углерода. С тех пор идея эволюционировала, получив новое название: механизм углеродной корректировки импорта (carbon border adjustment mechanism). Если налог может вызвать гнев Всемирной торговой организации, которая не любит протекционизм, то CBAM может смягчить удар для стран, которые уже имеют цену за выбросы углерода. По данным Всемирного банка, в настоящее время только пятая часть глобальных выбросов углерода имеет свою цену.

2. Как зеркало

CBAM, скорее всего, будет функционировать как зеркальное отражение системы торговли выбросами ЕС (ETS), крупнейшего в мире углеродного рынка. При такой «условной ETS» импортеры углеродоемких товаров платят сбор, рассчитанный на основе суммы, которую они должны были бы заплатить, если бы изначально подпадали под действие европейских законов о сокращении выбросов углерода. Цена на эмиссионные квоты в рамках программы торговли квотами уже растет в ожидании более строгих климатических целей.

3. Как паззл

По мнению Брюсселя, разработать CBAM в соответствии с требованиями ВТО сложно, но выполнимо. Однако есть и другие трудности, которые Европе необходимо решить для внедрения механизма, – от политических вопросов до технических факторов. В частности, определение объёма углерода, выделяемого при производстве товара, и способы кредитования стран, не входящих в ЕС. Комиссия планирует обнародовать проект правил в июне, но для того, чтобы стать законом, схема должна быть одобрена Европейским парламентом и странами-членами. Этот процесс включает в себя переговоры, которые могут длиться до двух лет, а это означает, что механизм регулирования углеродных границ фактически не вступит в силу до 2023 года.

4. Как убить двух зайцев одним выстрелом

Комиссия неоднократно подчеркивала, что введение CBAM будет означать конец или, по крайней мере, постепенную отмену бесплатных квот на выбросы углерода, в настоящее время предоставляемых предприятиям, которые c большой вероятностью могут перенести производство из ЕС. Сохранение этих льгот сделало бы CBAM несовместимым с правилами ВТО. Промышленность хочет убить двух зайцев одним выстрелом, заявляя, что бесплатное предоставление разрешений должно продолжаться. Этот вопрос станет одним из самых серьезных препятствий на переговорах об окончательном формате инструмента.

5. Как вдеть нитку в иголку

Планы Европы уже вызывают беспокойство среди дипломатов в различных странах от Украины до Китая и Индии. CBAM будет предложен всего за пять месяцев до важнейшего саммита по изменению климата. Создание коалиции на саммите будет ключом к обеспечению того, чтобы основные эмитенты активизировали свои усилия по сокращению выбросов. Решить эту трудную задачу сложно, но возможно. По крайней мере, теоретически.

6. Как громоотвод

Будущие денежные поступления от CBAM станут потенциально новым источником доходов бюджета ЕС — от 5 до 14 млрд евро в год, согласно расчетам Еврокомиссии. Решение о том, куда направить эти доходы, вызовет наибольшее сопротивление, предупреждают Йос Дельбеке и Петер Вис, бывшие высокопоставленные чиновники Комиссии. Десять лет назад они стали свидетелями негативной реакции на попытку ЕС включить международные авиарейсы в углеродный рынок, что частично рассматривалось как инструмент для привлечения новых источников денежных средств. «Любые доходы лучше направлять на борьбу с изменением климата в развивающихся странах или на то, чтобы помочь мировой промышленности снизить уровень выбросов углекислого газа», — написали они в декабрьской аналитической записке Европейскому университетскому институту.

7. Как первый шаг

Сфера применения механизма вначале будет ограничена несколькими секторами экономики, среди которых наиболее вероятными кандидатами являются энергетика, цемент, сталь, алюминий и удобрения. Европа импортирует электроэнергию из России, Украины и с Западных Балкан. Основными импортерами цемента выступают Беларусь, Колумбия, Турция и Украина, а сталь ввозится в основном из Китая, России, Турции, Великобритании и Украины. CBAM будет разработан таким образом, чтобы в ближайшие годы он мог постепенно распространяться и на другие отрасли.

8. Как кнут и пряник

ЕС хочет предоставить равные условия своему бизнесу и стимулировать к более активным действиям по борьбе с изменением климата страны, не входящие в ЕС. Но если другие страны активизируются или если предложение обострит напряженность в сфере торговли, CBAM может остаться лишь инструментом ЕС, а не стать чем-то, что применяется повсеместно. «Если дебаты приведут к более амбициозной реализации климатической политики в глобальном масштабе, лучшим механизмом углеродной корректировки импорта вполне может оказаться тот, который никогда не будет применяться», — отметили Дельбеке и Вис.

Related Articles

Последние материалы